hannah-busing-Zyx1bK9mqmA-unsplash-788x520

Тренды: выживут ли коалиции НКО

Как НКО объединялись во время пандемии и до нее, борются ли они за лидерство и смогут ли долго работать сообща.

Старая дедовская байка

«Несколько лет назад организации, активно работающие в сфере обращения с отходами – Гринпис, движения «ЭКА» и «РазДельный сбор», – решили, что поодиночке работать получается не так хорошо, как хотелось бы, а если объединить усилия, фронт станет шире, а эффективность – выше», — рассказывает АСИ  эксперт проекта «Ноль отходов» Гринпис Алексей Киселев.

Так появился Альянс против сжигания и за переработку отходов, неформальное объединение экологических организаций и движений.

«Дальше мы обросли Центром экономии ресурсов, Друзьями Балтики, и пошло-поехало. Единые действия для достижения единой цели».

За 30 лет работы Киселев не припоминает среди природоохранных организаций какой бы то ни было конкуренции: «Всегда было сотрудничество, либо крайне эмоциональные, но мирные споры. И моим словам можно найти огромное количество подтверждений: когда команда нашего судна «Arctic Sunrise» сидела в тюрьме, все общественные организации России выступали в их поддержку. У многих из-за этого появились проблемы, но тем не менее, поддержка продолжалась».

Альянс — неформальное объединение, оно создано не для отдельного доступа к грантам или ресурсам, а только для решения проблемы отходов. Аналогично работают объединения «Стоп ГОК», «Против МСЗ в Казани» и др. «Эти люди часто даже не думают о том, что им когда-то придется выбирать между средствами к существованию и общественной деятельностью. Чистый активизм в хорошем смысле слова», — говорит Киселев.

«Есть старая дедовская байка про прутики и веник (притча о старике, который предложил сыновьям сломать связанный и развязанный веники, чтобы показать, что сила — в сотрудничестве и единстве. — Прим. АСИ). Она, по-моему, была актуальна с момента создания мира и будет актуальна, когда нас не будет на этой планете. Многие природоохранные объединения существуют десятилетиями; практикой уже доказано, что, когда мы едины, мы непобедимы».

В пандемию забота рядом

«Забота рядом» возникла как ответ на проблему «невидимых» стариков, которые не стоят на учете у социальных служб и не получают необходимую помощь. Когда эпидемия коронавируса начала набирать обороты, стало очевидно, что пожилые люди пострадают больше всех и нам, некоммерческим организациям, необходимо объединить усилия, чтобы им помочь», — рассказывает АСИ Кира Янкелевич, руководитель программы «Старшее поколение» фонда Тимченко.

Кира Янкелевич. Фото: «Благосфера»

26 марта Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко объявил об образовании коалиции помощи пожилым людям «Забота рядом». В коалицию вошли уже 165 организаций. Она взаимодействует с проектами «Дари еду» и #МыВместе, благотворительным фондом «Почет».

В штаб входят инициаторы коалиции — Фонд Тимченко и Альянс «Серебряный возраст» — и территориальные ресурсные центры, объединяющие НКО в регионах. Работа построена на взаимном партнерстве: крупные инфраструктурные организации делятся ресурсами, помогают с координацией, информированием, передачей форматов, а небольшие организации – опытом в поле, с волонтерами и подопечными.

По словам Киры Янкелевич, за время работы стало понятно, что проблемы, которые можно решать вместе, выходят далеко за рамки срочной помощи в эпидемию, так что после окончачния кризиса объединение продолжит работу.

«Организации, члены коалиции, видят большую ценность в общении и обмене опытом друг с другом, и я уверена, что потребность оставаться внутри сообщества, где их всегда выслушают, где важен их опыт, где их могут поддержать, тоже останется. Вопрос, в какой форме это будет реализовано.

Конечно, когда закончится этот тяжелый период, большинству людей, которые сейчас находятся на самоизоляции, уже не будет нужно участие волонтеров, продукты и активная помощь, они все вернутся к нормальной жизни, будут решать бытовые вопросы самостоятельно. Однако останется много одиноких стариков и с ними необходимо будет продолжить работу – рассказывать им, что жизнь продолжается, и показывать, как они могут в нее активно включиться. Мы видим, что таких людей много и они отчаянно нуждаются в нашем внимании и заботе».

По данным фонда, в разных регионах уже удалось выявить от трех до пятисот «невидимых» пожилых людей и передать их контакты в социальные службы.

«Я всегда поддерживала сотрудничество в некоммерческом секторе, потому что, в конечном итоге, мы все сталкиваемся с одними и теми же проблемами, и вместо того чтобы проходить весь путь с самого начала, организации могли бы учиться на примерах более опытных коллег, перенимать их наработки и, как следствие, успешнее и продуктивнее делать свои проекты, ведь говорить о конкуренции в нашей сфере не приходится – социальных проблем, к сожалению, всегда будет много.

Если говорить о конкуренции за ресурсы, то мне кажется, что объединения организаций, которые совпадают идеологически и ценностно, могут привлечь гораздо больше денег от доноров, мы это называем умной солидарностью», — рассуждает Кира Янкелевич.

Вместе против насилия

«У нас такой уникальный сектор, что мы работаем в постоянной координации. У нас нет конкуренции по одной простой причине: спрос всегда превышает предложение услуг со стороны НКО», — отмечает в разговоре с АСИ Алена Ельцова, руководитель кризисного центра для женщин «Китеж».

В неформальные связи вступают и организации, занимающиеся помощью жертвам домашнего насилия.

«У нас в секторе есть порядка девяти организаций, имеющих общероссийский уровень экспертности, это Консорциум женских неправительственных объединений, центры «Сестры», «Насилию.нет» и «АННА», проект «Правовая инициатива», женский кризисный центр «Китеж», Сеть взаимопомощи «ТыНеОдна», РОО «Кризисный центр для женщин», кризисный центр «ИНГО». Это те организации, которые вместе подписали петицию к государству, чтобы то предприняло какие-то меры в ситуации самоизоляции», — перечисляет Ельцова. (Петицию в итоге отписали в МВД, министерство спустило ее в регионы.)

Фото: pixabay.com

Как говорит Ельцова, коалиции не создают конкуренцию за лидерство: «У нас есть неформальные лидеры, те, кто давно и прочно удерживает позиции – как центр «АННА», центр «Сестры». Никому в голову не придет считать себя той организацией, которая в какой-то степени превзойдет, например, центр «АННА». Это, мне кажется, будет не нужно и глупо».

«На самом деле, это уникальная вещь. Когда я начала работать со своими коллегами, то поняла, что люди, которые работают в секторе, идеальны в качестве коллег – они всегда поддерживают, помогают. У нас нет такого, чтобы кто-то кого-то подсиживал. Мы работаем в полной гармонии, и это мне кажется свидетельством того, что работающие в этих организациях люди не только высочайшие профессионалы, но и прекрасны сами по себе».

Непреодолимые разногласия

Владимир Берхин, президент благотворительного фонда «Предание», уже говорил в колонке для АСИ, что некоммерческий сектор по-прежнему разобщен. По его мнению, можно объединяться для решения проблем, но чем сложнее проблема, тем труднее создавать коалицию из-за разности подходов.

«К примеру, в сфере защиты прав детей есть принципиально разные подходы. Грубо говоря, есть борьба за принятие закона о домашнем насилии и максимальную формализацию отношений с государством, чтобы у государства были протоколы, в каких случаях оно изымает детей из семьи, в каких не изымает, кто это решает, как это решение принимается и так далее.

А есть подход, сторонники [которого] принципиально говорят: “Нет, государству в семейных делах делать нечего, в законе должна быть прописана автономия семьи и ее защита от государственного вмешательства, а все необходимые законы, карающие за посягательство на здоровье и свободу кого бы то ни было, у нас уже есть”. Это тоже очень мощное движение, представленное у нас множеством некоммерческих организаций», — комментирует АСИ Берхин.

Одно из серьезных разногласий в секторе — отношения с государством. Те, кто к нему близок, умеет с ним работать, живет на субсидии и гранты, и те, кто сознательно держит дистанцию, не договорятся друг с другом.

«Еще сектор разобщен географически. НКО в столице или в крупных городах и НКО в провинции, в маленьких городах, в сельской местности — это очень разные миры, с разным представлением о должном. Например столичные НКО давно, правильно и результативно борются за то, чтобы некоммерческие организации не собирали деньги на личные карты. Сборщики на личные карты не станут партнерами Добро Mail.ru и не смогут вступить во «Все Вместе», — говорит президент «Предания». — Но при этом несколько лет назад был я в Дагестане, на конференции кавказской благотворительности, — так там они вообще не понимают, как фандрайзить без личных карт.

И когда я сказал, что мы отказываемся от сборов на личные карты, порицаем другие НКО за это и не вступаем с ними в партнерства, на меня посмотрели как на умалишенного. И это разница между столичным регионом и провинцией, потому что это не только на Кавказе, а еще во многих других местах люди слабо представляют, как можно жить без переводов на личные карты».

Фото: pixabay.com

НКО может объединить общая беда или «внешний враг», но если проблема решится или битва будет проиграна, коалиции распадутся, считает Берхин. С ним согласна и Кира Янкелевич: «Конечно, обстоятельства играют большую роль. В чрезвычайных ситуациях людям нужно объединяться. После завершения кризиса многие коалиции становятся попросту неактуальными, потому что меняется и ситуация, и запросы общества».

По мнению Берхина, коалициям все-таки препятствуют и амбиции лидеров. «В старых НКО, не знаю как в новых, очень много людей, которые построили свое дело жизни, свою организацию на личной харизме. А такие люди обычно очень сложно с кем-либо уживаются и договариваются. В своей профессиональной области они обычно диктаторы, просто потому что они сами, своим талантом, своим трудом сделали очень хорошую вещь. А любое объединение всегда предполагает компромисс, отказ от чего-то — хотя бы славой поделиться».

***

«Объединения НКО вполне возможны, и мы видим, что они бывают очень благотворны, например «Все вместе» — очень полезная организация. Не всегда заметная, но полезная», — говорит АСИ Берхин. По его мнению, это вообще один из немногих вариантов, когда коалиции жизнеспособны: объединение локально, есть серьезные требования к членству, уравнивающие организации между собой. В глобальные и повсеместные объединения НКО он «верит не очень».

 

По материалам Агенства социальной информации